Управление образования Администрации городского округа Мытищи

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
"Cредняя общеобразовательная школа №24
имени 9-ой Гвардейской Краснознамённой стрелковой дивизии"

опубликованные на сайте фото
и видеоматериалы соответствуют ст. 152.1 ГК РФ

Опрос на сайте
Анкета для родителей


Обращение руководителя


Директор:

Сеген Елена Сергеевна

instagram: ALYONL29

Facebook: Елена Сеген

Календарь
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Статистика
Пользователей онлайн: 2
Сегодня: 65
На этой неделе: 830
Всего: 181458

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа № 24 имени 9-ой Гвардейской Краснознамённой стрелковой дивизии»

 

Изучение литературы Древней Руси

в современной школе

Доклад

учителя русского языка и

литературы

МБОУ СОШ № 24

Молодовой Т.А.

2011-2012  уч. год

  Изучение  литературы Древней Руси в школе актуально сейчас как никогда раньше.

Во-первых, в обществе возрос интерес к национальной истории.

Во-вторых, пробудился интерес к религии, повысился авторитет церкви, молодежь ищет новые духовные ориентиры.

Наконец в последнее время обострились проблемы межнациональных отношений. В связи с этим возрос интерес к истокам национальных культур. Все это заставляет нас пристальней вглядеться в седую древность, определить для себя  сущность православия и его место среди других направлений христианства.

В школьной программе литературе Древней Руси уделено мало времени.

Изучается подробно «Слово о полку Игореве», немного (1 – 2 часа) – «Повести временных лет», «Повести о разорении Рязани Батыем», «Житиям» Сергия Радонежского и протопопа Аввакума.

На уроках надо говорить о том, как и когда возникла литература в Древней Руси.

Литература возникла как следствие принятия христианства. Это не значит, что до конца  X века на Руси не было развито искусство слова. Существовали устные исторические предания, к сожалению, до нас не дошедшие. Была развита обрядовая и любовная поэзия: о «мирских» (то есть светских) песнях, звучавших на народных гуляниях, «игрищах» или на княжеских пирах. Обрядовая поэзия, прошедшая длительный путь развития, но в истоках своих уходящая в языческую эпоху, сохранилась вплоть до нового времени.

Письменность была известна на Руси до принятия христианства. Все дошедшие до нас свидетельства говорят о применении либо кириллического, либо – глаголического алфавита, созданного Кириллом и Мефодием. Но использовалась письменность исключительно в деловых целях (договоры, грамоты, завещания) а возможно и в личной переписке. Как много открылось бы нам, если бы уже в то время оказались записанными памятники фольклора. Но этого не произошло: записывать тексты, известные каждому и неоднократно звучавшие в быту, на дорогом пергаменте казалось совершенно неуместным. Характерно, что памятники фольклора не записывались позднее, когда пергамент сменила более дешевая бумага. По существу, за единичными исключениями, записи фольклора начинаются лишь в XVII веке.

В 988 – 990 годы Русь приняла христианство. Для функционирования церкви потребовались книги с текстами Священного писания, молитвами, гимнами в честь святых или торжественными словами, произносимыми в дни церковных праздников и т.д. Такие тексты переписывались в пергаментные тетради, которые затем сшивались и заключались в массивные переплеты. Такой была и древнейшая из сохранившихся древнерусских книг – Евангелие, переписанное для новгородского посадника Остромира в 1056 – 1057 годы; она насчитывала 294 пергаментных листа размером 35 на 30 см., содержала украшения – миниатюры и инициалы.

Помимо богослужебных книг существовали книги для келейного или домашнего чтения. Они содержали тексты Священного писания, богословские сочинения, нравственные проповеди, изложение всемирной истории церкви, жития святых. Русский летописец сообщал, что князь Ярослав Мудрый «собрал писцов многих, и переводили они с греческого на славянский язык. И написали они книг множество, по которым учатся благоверные люди и наслаждаются учением божественным». Нас не должно удивлять, что литература первых десятилетий своего существования была переводной: христианство пришло на Русь со своей литературой, которую, помимо текстов Священного писания, составляли сочинения римских и византийских богословов. Но уже через несколько десятилетий после христианизации Русь обладала не просто «суммой книг», рассредоточенных по церквям, монастырям, княжеским и боярским хоромам; родилась литература, представляющая собой систему жанров, каждый из которых был воплощен во многих десятках произведений, разошедшихся по Руси в десятках и сотнях списков. Светские памятники – переводные и оригинальные – появятся позднее. Первоначально литература служила исключительно целям религиозного воспитания и просвещения. Переводная литература принесла на Русь высокую (для своего времени) культуру Византии, в свою очередь, впитавшую в себя богатейшие традиции и достижения античной науки, философии, риторского искусства.

Центральное место среди этой литературы занимало Священное писание. Поэтому необходимо упомянуть о Библии. Отношение к ней в нашей стране в послереволюционные годы было различным. Долгое время преобладало сугубо критическое, а порой и грубо «разоблачительское» отношение: сюжеты Библии высмеивались, победоносно опровергались с позиций современного естествознания или просто  «здравого смысла», с явным удовольствием (если не сказать – со злорадством) выявлялись и выставлялись напоказ противоречия в библейских текстах.

Был и другой взгляд на Библию, более примирительный. Знакомство с ее сюжетами признавалось желательным и даже необходимым, потому что без знания их оказывались непонятными многие сюжеты живописных полотен, особенно картин «старых мастеров», символы и образы библейского происхождения, щедро рассыпанные в литературных произведениях, как отечественных, так и зарубежных. Этот «утилитарный» подход, безусловно, имеет свое оправдание, заполняя белые пятна в нашем образовании. Такой цели, например, служит пересказ библейских сюжетов К.И.Чуковским, публиковавшийся в 1989 году в газете «Книжное обозрение» (Вавилонская башня и другие древние легенды»).

Представлять, что такое Библия, из каких книг она состоит и о чем в них говорится, культурный человек, разумеется, обязан. Более того, пора уже подходить к библейским образам не только как к персонажам живописных полотен, изваяний или поэм, а видеть в образах библейских праотцов, пророков, судей и царей вечные характеры, типы людей, воплощающих высокие помыслы или, напротив, низменные страсти. В их деяниях и поступках как бы аккумулируются самые напряженные нравственные коллизии, они всегда – образцы, по которым люди сверяли свои собственные поступки или представления. Разве можно, размышляя о смысле жизни, о нравственных ценностях и ориентирах, не осмыслить, не преломить в своем сознании евангельских заповедей?

Сейчас среди молодежи на «религиозность» пошла, как это ни кощунственно звучит, мода. Некоторым кажется, что, посещая богослужение, надев на шею (да еще поверх одежды, а не на тело, как положено!) крест, они уже стали истовыми христианами и приобщились к духовной элите. Надо отнестись к Библии с тем высоким уважением, которого она заслуживает, отнюдь не полагая, что, ознакомившись со Священным писанием, человек неизбежно сделает шаг навстречу вере и церкви. Чем взрослее, образованнее, интеллигентнее человек, тем больше он должен отдавать себе отчет в том, что истинная вера – это не только посещение церкви и исполнение обрядов, — это коренной переворот в мировоззрении, в жизненном укладе, в нравственных принципах и в отношениях с людьми, неизбежно сопровождаемый рядом серьезных самоограничений. Обращение к церкви – это поступок, требующий серьезной духовной зрелости и несовместимый с той легковесной религиозной мимикрией, которой отдает порой дань наша молодежь.

Какую же роль в книжной культуре Древней Руси играли библейские тексты? Книги Нового завета (Евангелия, Апостольские послания и Деяния), а также фрагменты из ветхозаветных книг читались в церкви во время богослужения. Для индивидуального чтения служили тексты Нового завета, а из ветхозаветных книг – Псалтири. Полный перевод Библии стал известен на Руси лишь в конце XV века. Первое печатное издание ее было осуществлено Иваном Федоровым на Волыни (в Остроге) в 1580 – 1581 годы.

В середине XI века появляются оригинальные произведения древнерусских авторов – «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона, а позднее первые русские жития, поучения на нравственные темы. Однако наиболее интересным и значительным произведением первых веков русской литературы, безусловно, является русская летопись.

Летопись – то есть изложение событий по годам – специфически русская форма исторического повествования. Именно благодаря летописи мы знаем свою историю порой в мельчайших ее подробностях. При этом летопись не была сухим перечнем событий – она была одновременно и высокохудожественным литературным произведением.

«Повесть временных лет» — это отточенные в процессе многократного устного воспроизведения народные предания о первых русских князьях – Олеге, Игоре, Святославе, княгине Ольге, включенные летописцем в свой текст, удивительно образны и поэтичны. Недаром А.С.Пушкин использовал сюжет одного из таких рассказов в своей «Песни о вещем Олеге». А если мы, не ограничившись «Повестью», станем и далее листать страницы летописных сводов, какую благодатную пищу для воспитания любви к своей стране и ее прошлому, для воспитания патриотизма и нравственности найдем мы здесь! Перед нами пройдут воины и политики, герои битв и герои духа, перед нами развернутся драматические страницы отечественной истории. О событиях и людях летописец говорит ярким языком образов, нередко прибегая к стилистике и образной системе устных эпических сказаний.

Не менее интересен и другой жанр древнерусской литературы – жития святых. Жития – это биографии людей, прославившихся подвигами во имя христианской веры, отличавшихся особым благочестием, нищелюбием, смирением, аскетизмом, обращенные к читателю-христианину, наставляющие его на пути праведной жизни.

Необходимо комментировать тексты, в которых изображены сложные межнациональные конфликты. В год, когда отмечалась Куликовская битва, приходилось специально объяснять, что татары – жители Татарской республики -  ничего общего не имеют с монголо-татарами, напавшими  на Русь в XIII веке. Казанские татары – потомки волжских булгар, также завоеванных монголо-татарами, и получили они свое этническое имя лишь в

XVI веке.

Изучая «Слово о полку Игореве», стоит обратить внимание на вопросы межнациональных отношений, которые сейчас стоят очень остро, когда в спорах на эти темы нередко обращаются к историческим примерам и аналогиям. Очень важно занимать объективную позицию, рассматривая межнациональные конфликты прошлого. Это относится и к русско-половецким отношениям времен «Слова о полку Игореве». Мы справедливо указываем на те бедствия, которые приносили Руси половецкие набеги, и правомерно славим князей, организовавших победоносные походы в степь. Но не следует изображать степняков только враждебной Руси силой, дикой ордой, невольно оскорбляя такими определениями и характеристиками тех, кто хотел бы считать половцев своими предками. В действительности все было куда сложнее. Мы не должны забывать, что русские князья сами охотно приглашали половцев участвовать в своих междоусобных войнах. Незадолго до своего злосчастного похода Игорь Святославич вместе с  Кончаком нападал на Киев, и, потерпев поражение, хан и князь спасались бегством в одной лодке. Очень часты были связи русских князей и дочерей половецких ханов. На половчанке был женат первым браком и отец Игоря, на дочери Кончака женился его сын Владимир. Все это необходимо иметь в виду, чтобы избежать одностороннего отношения и возможных упреков в национальных пристрастиях.

Древнерусская литература может подсказать нам ответы на вопросы, далеко выходящие за пределы тех скромных сведений, которые сообщает о ней учебник средней школы.

 

<НАЗАД>